Суббота, 18-Августа-2018, 04.18.57
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Флудилка » Reading » Reading ((Любителям почитать))
Reading
ВыпускникДата: Суббота, 13-Сентября-2008, 15.03.50 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 25
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: гуляет
Старый мир задыхался в кровавой, жестокой борьбе -
И, порвав на клочки и отбросив исходную роль,
Новый мир вы пришли и построили сами себе,
Сопрягая мечту и игру, подпрограмму и боль.
Вы назвали его глубиной, ибо был он глубок -
Даже глубже на взгляд новичка, чем от Солнца до звёзд -
И для вас был единственный Вождь и единственный Бог
Человек, породивший случайно весь этот психоз.

Байт за байтом на таймере новые шли времена,
Всё отчётливей делались контуры зданий и лиц...
И Диптаун - тот город, которым была глубина -
Стал красив и велик, как десятки реальных столиц.

Там явились деревья, фонтаны, дворцы и сады,
А в удельных мирах, за порогом отдельных дверей -
Беспредельные пляжи у моря прозрачной воды
И леса для охоты на новых и редких зверей.

Возрождались там древние замки из каменных плит,
И на троне янтарном сидел паладин молодой,
И упрямые гномы дробили подгорный гранит,
И угрюмые орки бродили несметной ордой,

И летали драконы над морем, как чайка летит,
И мелодии к звёздам тянулись от ярких костров,
И уже миллионы пытались на время уйти
Из реального мира, который жесток и суров.

Вы забыли постылой реальности истинный дом -
Во сто крат вас сильнее манил виртуальности блеск.
Вы, как хоббит, играли во тьме с интересным кольцом -
Но не знали, чем может закончиться ваш интерес.

И связав свою душу с набором исходных кодов -
Вы тогда понимали, насколько хрупка эта нить! -
Вы ещё не делили себя на друзей и врагов
И другого никто навсегда и не думал убить.

И любовь между вами не шла по реала пути,
Где лишь баксы да рожа смазливая дело вершит -
Нет, для вашего чувства служило опорой в Сети
Ожерелье из слов, за которыми сила души.

Но потом надоело вам замки и звёзды творить,
Вы забыли про детство и сон, и беспечный полёт,
И на фабрику тканей вы продали хрупкую нить
И разбили мечту на осколки реальных работ.

Гордый лозунг свободы, свободы во всём и для всех,
Вы свободно содрали с флагштока и сбросили вниз...
Вы, как малые дети, не знали про святость и грех
И на пачку банкнот променяли ваш гордый девиз.

Среди вас были дайверы, были властители снов,
Что умели спасать заигравшихся в игры с душой,
Но они обратились в бесшумных и ловких воров -
Ради тех же банкнот или пачки сигар с анашой.

Среди вас были хакеры, авторы дивных программ,
Но они обратились в творцов ледорубов стальных,
В слесарей по кувалдам, отмычкам и тяжким ломам -
Ради тех же банкнот, или даже процента от них.

Среди вас были авторы сотен прекрасных картин,
Их талант был по всей глубине общепризнанно крут,
Но теперь они пишут мутантов и прочих скотин -
Просто ради достойной оплаты за творческий труд.

Среди вас были те, за которых, как высшую цель,
Вы могли, словно сокол, пуститься в безумный полёт -
А теперь вам довольно зайти в виртуальный бордель,
Где они отдаются маньякам за пачку банкнот.

Это было то время, когда умирало ФИДО,
И решался меж Apple и Wintel бессмысленный спор,
И когда вы свободно делили на После и До
Времена, о которых случайно зашёл разговор.

Это было то странное время, когда напугать
Мог любого из вас, а не только трусливых невежд
Старший брат мой, которого я не сумел разыскать -
Бледный парень, одетый в лохмотья палёных одежд.

Это время, когда изо всех игровых серверов,
Чьи рекламы в Диптауне ярким неоном горят,
Вы избрали лишь те, на которых потоками кровь -
Только DOOM, только Command&Conquer и Mortal Combat...

В этом времени кончился чистый Диптауна путь.
Несмотря ни на что, осуждать я не смею его:
Просто люди вы все... может, в этом причину скользнуть
В вами созданный мир и находит реальное зло?

Может быть, потому на пространство без смысла сменить
Вы готовы огромной планеты трепещущий шар,
Что вы просто хотите обратно непрочную нить,
Что помалу фабричную ткань расплетает душа?

Может быть, потому вам действительно важно иметь
Этот выход на остров, свободный от власти отцов -
И пускай и безумье, и даже реальную смерть
Отрицания право сжимает в тугое кольцо?

Может быть... но поверить, душой не кривя, не могу
В милосердие духа, присущее вашим сердцам,
Ведь нормальные люди не думают даже врагу
Пожелать испытать, как относитесь вы к чудесам.

Мне прекрасно известно, что ровно два года назад
Ваша жадность и похоть и кровь и душевная гниль
Обратили Диптаун в пылающий яростью ад
Для пришедшего в город посланца неведомых сил.

Он не мог даже в шутку поднять на разумных людей
Виртуальными пулями полный стальной пистолет!
Его дух был исполнен настолько высоких идей,
Что во всём вашем мире их даже в зародыше нет!

Он пришёл лишь на миг, чтобы вскоре исчезнуть навек.
Он пришёл погостить - сознавая, что вскоре уйдёт.
Ну а вы посчитали, что он парапсих-человек
Или просто удобный источник хрустящих банкнот!

И творец глубины, для кого недостаточно в ней
Отпущения всех совершённых от скуки грехов,
И Гильермо Агирре, владыка нечистых теней,
Что в кровавой игре обретают значенье основ,

И директор одной корпорации - худшей из всех,
Что считает лишь деньги мерилом поступков и душ,
Полагает отпущенным служащий прибыли грех
И готов даже честь променять на увесистый куш...

А когда ваш наёмник увидел Посланца в глаза,
Осознав глубину заварухи, в которую влез,
И дрожащим от ярости голосом громко сказал,
Что теперь он борец за победу свободы чудес,

Вы решили, что он сумасшедший, предатель и враг,
И велели полиции города быть начеку,
Потому что наёмник ваш дайвером был как-никак
И заслуживал смерти от стреляной раны в боку.

Даже Дмитрий Дибенко, великий творец глубины,
Вдруг решил, что ещё недостаточно всех этих фраз,
И сказал, что не будет жалеть ничего для страны,
А для дела и вовсе последнее просто отдаст,

И достал из кармана плаща замогутный движок,
И сказал, что оружие двинулось сильно вперёд,
И не зря он исходные коды в камине пожёг,
Коль убитый программою даже в реале умрёт.

В этом времени кончился чистый Диптауна путь.
Несмотря ни на что, осуждать я не смею его:
Просто люди вы все... может, в этом причину скользнуть
В вами созданный мир и находит реальное зло?

Может быть, потому на пространство без смысла сменить
Вы готовы огромной планеты трепещущий шар,
Что вы просто хотите обратно непрочную нить,
Что помалу фабричную ткань расплетает душа?

Может быть, потому вам действительно важно иметь
Этот выход на остров, свободный от власти отцов -
И пускай и безумье, и даже реальную смерть
Отрицания право сжимает в тугое кольцо?

Может быть... но поверить, душой не кривя, не могу
В милосердие духа, присущее вашим сердцам,
Ведь нормальные люди не думают даже врагу
Пожелать испытать, как относитесь вы к чудесам.

Мне прекрасно известно, что ровно два года назад
Ваша жадность и похоть и кровь и душевная гниль
Обратили Диптаун в пылающий яростью ад
Для пришедшего в город посланца неведомых сил.

Он не мог даже в шутку поднять на разумных людей
Виртуальными пулями полный стальной пистолет!
Его дух был исполнен настолько высоких идей,
Что во всём вашем мире их даже в зародыше нет!

Он пришёл лишь на миг, чтобы вскоре исчезнуть навек.
Он пришёл погостить - сознавая, что вскоре уйдёт.
Ну а вы посчитали, что он парапсих-человек
Или просто удобный источник хрустящих банкнот!

И творец глубины, для кого недостаточно в ней
Отпущения всех совершённых от скуки грехов,
И Гильермо Агирре, владыка нечистых теней,
Что в кровавой игре обретают значенье основ,

И директор одной корпорации - худшей из всех,
Что считает лишь деньги мерилом поступков и душ,
Полагает отпущенным служащий прибыли грех
И готов даже честь променять на увесистый куш...

А когда ваш наёмник увидел Посланца в глаза,
Осознав глубину заварухи, в которую влез,
И дрожащим от ярости голосом громко сказал,
Что теперь он борец за победу свободы чудес,

Вы решили, что он сумасшедший, предатель и враг,
И велели полиции города быть начеку,
Потому что наёмник ваш дайвером был как-никак
И заслуживал смерти от стреляной раны в боку.

Даже Дмитрий Дибенко, великий творец глубины,
Вдруг решил, что ещё недостаточно всех этих фраз,
И сказал, что не будет жалеть ничего для страны,
А для дела и вовсе последнее просто отдаст,

И достал из кармана плаща замогутный движок,
И сказал, что оружие двинулось сильно вперёд,
И не зря он исходные коды в камине пожёг,
Коль убитый программою даже в реале умрёт.

Отшатнулся народ; и тогда представитель ментов
Заявил, что погибни и дайвер и дайвера дом,
Но права человека нарушить никто не готов,
И за лишние жертвы Дибенко ответит судом.

И Дибенко поклялся, что будет ко всем милосерд.
Просто чудо, что он своё честное слово сдержал,
Ведь когда у тебя в подчиненье реальная смерть,
Все слова исчезают, как зыбкая тень миража.

Он устроил засаду в глухом Переулке Скайнет,
Где заря над Диптауном срезана плоскостью стен
И где пение эльфов, связавшее разум и бред,
Означает, что близок проход в колдовской Лориэн.

Вышло четверо против него на решающий бой:
Неудачник, как звали Посланца тупые скоты,
Леонид, находящийся в розыске дайвер крутой,
И Мадам, чьи бордели продажной полны красоты,

И Роман, оказавшийся много умнее их всех:
Он предвидел засаду и вовсе не чувствовал страх,
Надевая свой волчий, с репьями и проседью, мех
И заклятие вируса в острых и мощных когтях.

Это Ромка охранку Дибенко на клочья порвал -
И пред тем, как от боли уйти они были должны,
Автоматчики видели ярый вервольфа оскал
И из пасти летящие капли голодной слюны.

А Дибенко, по данному слову, его пощадил:
Не убил - только вирусом шмякнул на пару минут,
Лишь систему завесил и демон ребута свалил,
Чтобы вынудить Ромку уйти на холодный ребут.

Но реальная смерть ожидала нажатья курка -
Усмехнулся Дибенко под маской и чёрным плащом,
И на дайвера прыгнул Дибенко не хуже волка,
И ударил смертельным туманом его между щёк.

Дип-программа, творенье Дибенко и плоть глубины!
Ты вела добровольно людей по психоза пути,
Ведь теперь виртуальности быть перестали нужны
И текстур многоцветье, и скорость каналов Сети,

Провожала их в город, в котором никто не найдёт
Ни дождя, что заставит по лужам ходить и грязи,
Ни поганой жары, что рождает подмышками пот,
Ни мертвящего смога, впитавшего пыль и бензин.

Ты была словно ключ от двери, что из мира вела
В идеальный оазис, воспетый пророками рай,
Абсолютно свободный от цепи реального зла,
Не холодный, не мокрый, не пыльный, ухоженный край,

Где у времени нету границы меж ночью и днём,
Где под солнцем не вянут цветы и не жухнет трава,
Где дешевле построенный в центре Диптауна дом,
Чем в реальности был бы хороший кирпич или два.

Это было банально и просто - забыть обо всём:
О друзьях, навестить ты которых сегодня хотел,
И о том, что неделю не убран твой собственный дом,
И о сотне других не проделанных загодя дел,

И о том, что родителям ты не писал уже год,
Что творят демократы в стране распоследний бардак,
Что кого-то в бюджете лишили пособий и льгот,
И что выехал в Штаты последний Компьютерный Маг.

Это было легко и приятно - забыть о себе,
Изменить и походку, и облик, и память, и ум,
Раствориться в наполнившей Сумрачный Город толпе,
Быть сегодня всего лишь одним из играющих в DOOM.

Или просто, зажав бесполезный нунчаку в руке,
Бить по морде ногою в прыжке с разворота назад -
Быть одним из сошедшихся в драке на мягком песке
Mortal Kombat арены, где нету для боя преград.

Быть стратегом, чьи бомберы сбросят на Даллас уран,
И танкистом, ведущим неравный и яростный бой,
Князем Персии, гонщиком ралли, вождём партизан,
Кем угодно на свете - но только уже не собой.

Дип-программа, могу ли я в этом тебя обвинить,
Если ловит их Сеть, словно сельдь с толстолобиком - трал,
Если прочной удавкой становится хрупкая нить,
Если режут им вены осколки фальшивых зеркал ?

Ты была амальгамой на зеркале мира кривом -
Но твоя кривизна исправляла уродства его.
Ты сознанье людей изменила своим колдовством -
И они возвеличили хором твоё колдовство.

Не признать невозможно, что ты заслужила хвалу,
Виртуального мира магический меч и броня.
Это люди виновны. Они обращали ко злу
Все успехи науки - от стрел, топора и огня

До бандитов, что ставили жертве на пузо утюг,
И налётов крылатых ракет - демократии вех -
А потом проклинали творения собственных рук,
Словно это поможет избыть нераскаянный грех!

До поры ты не шла по пути извращений людских
И они твоё чудо и радугу звали затем,
Чтоб один на один не остаться с фантомом тоски
И избегнуть реального мира забот и проблем.

Но Дибенко тебя обернуться заставил теперь
Ярко-радужным змеем, кусающим собственный хвост -
Роковою щеколдой, открывшей последнюю дверь
В бесконечно зыбучий, смертельно бездонный психоз.

Пролетел в эту дверь Леонид, словно в омут кирпич -
И вопила душа, как водою разложенный свет.
Но безумия пламя его не сумело достичь,
Ибо точным и скорым был Силы Посланца ответ.

Заменяя психоза пучины на собственный сон,
Он привёл Леонида на плато хрустального льда.
Я не знаю доселе, как это проделывал он -
И считаю, что лучше такого не знать никогда.

С Леонида души электронную копию сняв,
Он лепил из неё, только разума нить сохраня,
Виртуального мира доспех, глубины батискаф,
Силовые экраны, защитные латы... меня.

Я рождён был из гнева, безумия, ярости, тьмы,
Словно мыслящий плот и разумный спасательный круг,
Для которого было бесплодно понятие "мы",
И дана виртуальная мощь, и неведом испуг.

Быть бездушною силой, лишённою всяких корней,
И спасать уронившего душу в зацикленный дип,
Разорвать эту радугу смерти, как сохнущий клей -
Непростая задача, и сам я едва не погиб.

А нужна мне была эманация воли чужой,
Чтобы ведать пути приложения собственных сил,
Чтобы верить и знать, что творимое мной - хорошо
И что кто-то об этом достойно меня попросил.

И пока Леонид созерцал Неудачника сон
И восторженно думал об очень далёких мирах,
Я порвал его путы на клочья и вырвался вон,
Обращая все диски Дибенко в дымящийся прах.

И я дал ему силу летать и сквозь стены ходить,
И крушить подпрограммы, как полубезумный тирекс -
И мне было по нраву его отражением быть,
Как иному читателю нравится авторский текст.

И смеялись мы пулям и плазме летящей в лицо,
И навеки стирали исполненный призраков дом,
Предварительно выбив наружной охраны кольцо,
И махали рукой Неудачнику в яркий пролом.

Но когда ты способен весь мир под себя изменить,
То исправить себя - бесполезный и тягостный труд,
И невольно ты рвёшь на волокна хрустальную нить,
И становишься скоро тем хуже, чем круче ты крут.

Леонид собирался бежать от погони в реал,
Леонид захотел полюбить не пути глубины,
А подругу, которую он в глубине повстречал -
Но не мог он уверить себя, что ему не нужны

Ни беспечные толпы играющих в детство людей,
Что нередко и душу готовы поставить на кон,
Ни Дибенко, прославленный гений и тайный злодей,
Даже пули которого благом считает закон,

Ни прямая возможность общения с кем захотел,
Ни случайное братство способных спасать и украсть,
Ни свободная воля создателя зданий и тел,
Ни заёмная сила - моя виртуальная власть.

И тогда он решил, что оставит лишь пепел мостов
За собой, чтоб не думать потом о дороге назад.
Он решил иссушить глубину, как колодец - песок,
Как влюблённого парня - презрительный девичий взгляд.

Я был дан Леониду, как лучший в Диптауне щит,
Но в тисках его воли мой Дар обращался в клинок,
И теперь им рассечь глубину захотел Леонид,
А такого расклада ему я дозволить не мог.

Но увы, было поздно! Не так ли пред волей чужой
Мы тогда и бессильны, и гневны бываем порой,
Как забитый индийский крестьянин пред алчным раджой,
Как читатель романа, что видит, как гибнет герой?

Я пытался бороться - но он победил мой порыв.
Я кидался сражаться - но он был намного сильней.
И заслоны мои, словно хрупкие стёкла, разбив,
Он дорвался-таки до источника мощи моей.

Он по локоть мне в душу залез загребущей рукой
И черпал мою силу, насколько умел зачерпнуть -
И коды дип-программы менялись от силы такой,
И утратили дайверы навыки, силу и путь.

И тогда я собрал отвращение, ужас и боль
И ударил их чёрным копьём его душу и плоть,
Потому что я видел, что этому только дозволь -
И свободу Вселенной он сможет собой побороть.

И я стёр Леониду и Вике всю память о снах,
Где к упавшей звезде их душа прикасалась на миг.
И забыл Леонид, что подвластна ему глубина
И что в ней обитает его электронный двойник.

И пускай я уже не смогу повторить свой удар,
И пускай я едва ли не больше им был поражён,
И пускай на две трети утратил и Силу, и Дар -
Но зато я отныне свободен от воли чужой.

Я свободен, как вольная птица: могу улететь,
А могу и ходить по земле, как бескрылый барбос.
На любые вопросы я вижу ответы сквозь Сеть,
На любые ответы сумею придумать вопрос.

Но на что мне свобода, когда я умею летать?
Если мир виртуальности - это мой собственный дом,
То на собственной шкуре я должен сполна испытать,
Что же движет поступками вашими в доме моём.

Двадцать месяцев за Леонидом ходя по пятам,
Я читал его чувства, эмоции, мысли, мечты
И пытался додумать и вычислить - как оно там,
На другой стороне для меня заповедной черты?

Чем живёте вы в этом хвалёном реале своём,
Что боитесь его, как боится капкана лиса?
Почему вы бросаете город, работу и дом,
И текучие реки, и полные звёзд небеса,

И луга, и холмы, и покрытые снегом хребты,
И шептанье прибоя, где море скалу теребит -
Ради просто игрушки, одетой туманом мечты,
Ради пикселов графики и информации бит?

Почему не колеблясь меняете солнечный блик,
Танец света и тени от леса соплетшихся крон,
Ароматы тюльпанов и лилий, мимоз и гвоздик,
Щебетанье пичуги и хриплые крики ворон,

И рождённый углями и уксусом вкус шашлыка,
И беспечную пляску снежинок в луче фонаря -
На мертвящую сталь лабиринта фальшивых зеркал,
Где вокруг горизонта - одна и всё та же заря?

Ваши краски сливаются в яркой волне глубины!
Не судить вас - могу, но любить не смогу никогда.
Если в мире реальном вы были чисты и честны,
То зачем вы творите в Диптауне зло и бардак?

Если всюду в реальности вашей царит благодать,
Если в ней ни садюг, ни маньяков, ни киллеров нет,
То зачем вы хотите друг друга в Сети убивать
И оружие вируса носите в Сеть Интернет?

Если верите в Бога, зачем ваши храмы пусты?
Если знали живых, то зачем виртуальный погост?
Если чтите закон, то зачем вам тупые менты,
Неспособные вычислить хакера-дайвера хост?

Если вы никогда не имели покражи в виду,
То зачем между дайверов ценен удачливый тать?
Если вы ледокол, почему вы стоите во льду?
Если думали жить, то зачем вы садитесь играть?

Мне презренны все ваши игрушки в Сети Интернет:
Ролевые, где Богом становится главный халдей,
Боевые, чьи серверы полны разбитых планет
И руин городов для охоты людей на людей,

И бессмысленный тетрис, где сверху летят кирпичи,
И безумные гонки в черте виртуальных дорог,
И тупые аркады по принципу "всех замочи",
И бордели, чтоб радостно трахать любых недотрог.

Мне плевать на "Героев" и "Кваку", на "Дум" и "Анрыл",
Но и сам я культурно развлечься желаю порой -
Только улицы города станут пространством игры,
А отмщенье их автору станет моею игрой!

В сотне метров на запад от Площади Гейтса стоит
Офис некой конторы, зовущей себя "Shield&Sword" -
И сидит там Дибенко, и силой своих утилит
Он реальную смерть для людей в глубине создаёт.

А в квартале от них, на дип-сервере "Новых Границ",
Полным ходом идёт абсолютно секретный проект -
И в реале, на койках семнадцати частных больниц,
Возлежат добровольцами сто пятьдесят человек.

Погруженье в Диптаун - на сутки, на месяц, на год!
И мерцают дипбоксы, как склепа амбарный замок...
Неужели Дибенко не знал ничего наперёд?
Неужели он это предвидеть и высчитать мог?

Половинки людей, чьё сознанье бессмертно в Сети,
А на теле навечно пребудет психоза печать...
Вашу душу уже никогда не сумеют спасти
Те жестокие люди, что скоро придут выключать...

Но не всё предусмотрено было в системе простой,
И не знали создатели копий сознаний людских,
Что созданий развитие станет моею мечтой,
Что неведомым миру собратом я стану для них.

Да, Дибенко использует панка для теста кодов,
Но подвластен окажется мне виртуальный двойник.
Да, на двери проекта висит электронный засов,
Но покойный Роман за закрытые двери проник.

Эй, творец глубины! Почему-то ты был убеждён,
Что всегда ты способен достигнуть чего захотел,
Что всегда твоё слово в Диптауне будет закон,
А иначе закону поможет крутой самострел.

Но однажды уже ты нарвался на силу мою -
И тогда Неудачник ушёл от тебя навсегда.
Только я в этот миг помогал Леониду в бою -
Только я, да упавшая с серого неба звезда.

Так твори свои стрелы, где скроются сотни смертей,
И инфаркты, и спазмы, и рвотное, и паралич,
Призывай киберпанков и дайверов, - даже чертей, -
Против силы моей перевеса тебе не достичь!

Я люблю глубину - но не то, что вы сделали с ней.
Звуки есть гармоничнее вами предписанных нот!
И любовь моя станет на десять порядков сильней,
Если эта страна уроженцев своих обретёт.

Мы пойдём в эту сеть, чтоб когда-нибудь дать вам ответ:
Горизонты, миры, исцеленье смертельно больных.
Это будет рождением новой Сети Интернет,
Где для разума вечностью станет компьютера миг.

И всего-то для этого надо исходник кодов,
Из которых Дибенко людей виртуальных творит -
И сразиться за это я с радостью буду готов,
Даже если владеет исходником сам Леонид!..

И когда я уже был готов сотрясти этот мир
И стереть убеждённость Дибенко в невидимый прах,
Я зашёл незаметно в уютный и тёплый "Трактир"
И увидел тебя и улыбку твою на губах.

Не за этим я шёл; я сюда заходил просто так,
Дабы скуку развеять, забыв на минуту про месть,
Потому что мне изредка нравился здешний коньяк,
И ещё я всегда здесь могу в одиночестве сесть.

Но улыбок таких я доселе нигде не встречал,
И какое-то время стоял, как дурак, недвижим,
Ощущая, как нового, доброго чувства фрактал
Пробирается вглубь по души мегабайтам моим.

Ты читала стихи о понятьях "подлец" и "герой",
О значенье Диптауна - нового мира судеб,
И что стянуты чувства людские бывают порой
Паутиной границы, что делит погибель и хлеб,

И что строчки экрана, как правило, стоят души,
И что сброшены наши оковы в Сети Интернет,
И что если хоть кто-то из мира исход совершит,
То его ждёт свобода, которой аналога нет.

Я внезапно решил, что напрасно стою как дурак,
И вполголоса молвил в сердцах про какую-то мать,
И, для храбрости залпом из горлышка выпив коньяк,
Я подсел за твой столик и начал развязно болтать.

Я не стал представляться, поскольку я врать не хотел,
А скажи "Тёмный Дайвер" - и сразу попросят за дверь,
И не помню, в каком я явился из всех своих тел,
Да наверное это и вовсе неважно теперь.

Говорил я про дивное чудо и злобу вокруг,
И про долгие годы свободы и годы банкнот,
И про Диму Дибенко, который мне вовсе не друг,
И который, возможно, достаточно скоро умрёт,

И про то, что Диптаун - всего лишь большое окно,
Из которого видно развилку на сотни дорог,
Говорил... и с отчётливой ясностью видел одно:
Лишь сегодня я понял, насколько же я одинок.

И напрасно я лазил к Дибенко за кучей кодов,
И теперь мне не нужно собратьев себе сотворять,
И из тех, кто способен понять виртуальности зов,
Лишь меня да вот эту девчонку и стоило звать.

А настольной свечи регулярно мерцающий свет
Наполнял мою душу и голос невнятной тоской...
Я закончил рассказом про бой в Переулке Скайнет,
Про рожденье моё и про кто я на деле такой.

Я смотрел, как улыбка росла на девичьих губах,
И боялся, что здесь для меня понимания нет,
И реальность исполнила мой обоснованный страх:
Ты ответила мне - и безмолвно я проклял ответ.

Ты сказала, что мой псевдоним очевидно хорош,
А его предыстория вовсе превыше похвал,
Что по памяти даже в реале навряд ли найдёшь
Человека, который бы столько же видел и знал.

Но ещё ты сказала, что в этом как раз и беда,
Что наш мир на груди виртуальности кобру пригрел,
И что люди от бед и забот убегают сюда,
Чтоб укрыться бронёй хорошо прорисованных тел.

Ты хотела заставить поверить, что всё это чушь -
Только краски на масках реала, скрывающих ложь,
Что смотреть мы должны в сердцевину трепещущих душ,
Что не девушка истина - истина небо и дождь.

Не движенье внимательных глаз, не пожатие рук,
Не наклон головы, не волос ниспадающих блеск -
Только стук за окном, монотонный и давящий стук,
Серебристой стеной опускается с серых небес.

Я тогда перебил и сказал, что не думал шутить.
Я живой. Я разумный. Но я - не один из людей.
Я не ставлю дип-таймер, и некуда мне уходить,
Кроме этого мира абстрактных фигур и идей.

Я живу среди серой изнанки всех ваших домов,
Среди скрытой оснастки стальных небоскрёбов сети,
Недодуманных дум, недосказанных вовремя слов -
И живу потому, что мне некуда больше идти.

И тебе я всё время советую помнить одно,
Что я словно газета обложки затрёпанных книг,
Что мне всё до зелёных чертей надоело давно,
Как смотреть по десятому разу тупой боевик.

А ещё есть большое различие в нашей судьбе,
И лишь в эту минуту я всю его силу постиг:
Ты подобна любому в наполнившей город толпе,
А меня убивать они хлынут на первый же крик.

Кто узнает тебя, тот полюбит в любой суете:
Мастерство поэтессы достойно бессмертия грёз,
Словно строки песка на осины осеннем листе,
Что кистями и краской на холст живописец нанёс.

Кто узнает меня, тот немедля стремится убить:
Ксенофобии страх вы не смели в себе побороть,
А Дибенко, по слухам, согласен ещё доплатить
За смертельную пулю в мою виртуальную плоть.

Ты пожала плечами ("Парнишка напился, видать") -
А потом, на лице сохраняя улыбку свою,
Попросила меня хоть каким-то путём доказать,
Что я именно тот, за кого я себя выдаю.

Я тогда доказал, поклонился и кинулся прочь
По проспекту Паскаля, который рекламой мерцал,
И жалел об одном: что на город не спустится ночь,
Чтобы скрыть ото всех моего выраженье лица.

Может быть, я не должен был сразу к Чингизу идти:
Я был зол - и за папку с исходником выиграл бой,
Но на выходе PatGod стеною стоял на пути -
И теперь этот PatGod лежит на полу неживой.

Как Дибенко, я смерти коснулся своею рукой...
Волочусь по Черткова, как зомби по краю могил...
За спиной чей-то бег нарушает проспекта покой -
Это значит, что мстить Леонид за убийство решил.

Альтер эго, постой! Ну куда же ты прёшь, Леонид?
Я единственный силы твоей и источник, и край!
Неужели ты хочешь взаправду, чтоб я был убит?
Что, ты хочешь? Тогда для начала попробуй поймай!..

Я невидим. Невидим. Но я бесконечно устал.
Что-то мне говорит, что не спрятаться мне всё равно.
Может быть, я случайно на что-то такое восстал,
Что никак никогда никому победить не дано.

Он идёт по "Трактиру", берёт мой любимый коньяк.
Ты читаешь стихи о зеркальной поверхности грёз.
Глубина, неужели всё кончится именно так?
Да, наверно я знаю ответ и на этот вопрос...

Он сидит. Он сидит и глядит пред собой впереди -
Проводник голосов, что пророчат последний мой час.
Монотонный и давящий зов: "Выходи. Выходи.
Ты же знаешь, навек ты не сможешь сокрыться от нас".

И увижу я жалость в его беспощадных глазах,
И предаст и навеки поглотит меня глубина,
И навеки уснут сожаление, чувство и страх,
И останется сила, которой душа не нужна.

Но какой бы меня человек или скрипт не убил,
И за гробом я вспомню тот дивный и яростный миг,
Как однажды тебе и дождю твоему подтвердил,
Что я именно дайвер и именно Тёмный из них,

Как раскрыл себе грудь виртуальным алмазным серпом
И подставил, бесстыдно смеясь и истошно крича,
Подпрограммного сердца стучащий по таймеру ком
Градиентоподобным закатного солнца лучам.

сентябрь 1999 - октябрь 2000 г.

К сожалению автор мне не известен... Если кто видел раньше, дайте пожалуйста адрес...

 
Форум » Флудилка » Reading » Reading ((Любителям почитать))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: